Арендуй и властвуй: что такое шеринговая экономика и как она работает

Sharing economy в России

В 2014 году, когда в Россию зашел сервис райдшеринга BlaBlaCar, участники рынка были настроены скептически — многие говорили, что россияне стараются отгородиться от других высоким забором. Однако спустя три года Россия стала основным рынком для компании: на сервис подписалось более миллиона водителей, его услугами во всему миру пользуется 50 миллионов пассажиров, большая часть из которых приходится на Россию.

Столь же быстро в России развивается каршеринг — с 2015 года в Москве открылось 10 сервисов поминутной аренды автомобилей, парк которых в середине 2017 года Дептранс оценил в 10 000 — 15 000 машин. В феврале 2018 года запустить каршеринг намерен «Яндекс» — в компании обещают, что парк автомобилей по численности превысит количество автомобилей у компаний-конкурентов вместе взятых.

Другая «уберизированная» отрасль российской экономики — торговля. В ней работают сервисы Avito, «Юла» и Rentomania, который представляют собой доски объявлений с предложениями купить или взять в аренду товары. По данным на июль 2017 года, число пользователей Avito составляло 65 млн человек; «Юлы» — 16,6 млн. Rentomania данные по числу пользователей не раскрывает.

Российский аналог сервиса заданий для пользователей SnapGoods — YouDo. Ежедневно на сайте компании, по информации YouDo, появляется около 4,5 тысяч объявлений с заданиями для пользователей, которые звучат как «повесить два карниза за 1000 рублей» или «отследить билеты на сайте Большого театра за 2500 рублей». За последние четыре года сервисом воспользовалось около 2,5 млн человек.

Новое не всегда значит новое

Мантра сторонников устойчивой моды «покупай меньше, покупай лучше» побуждает потребителей делать долгосрочные инвестиции в свою одежду. Компании по аренде вещей же продвигают идею капсульного гардероба, состоящего из качественных предметов, которые можно регулярно менять с помощью сервиса аренды вещей.

Экономика шеринга

Меньше значит меньше: как кризис заставляет накапливать вещи

«Вместо того чтобы отрицать врожденное стремление человека к новизне, которое мы ассоциируем с удовольствием и вознаграждением, прокат одежды может дать нам необходимый выброс дофамина — то, что так необходимо в трудные времена», — говорит Кэролин Мэйр, поведенческий психолог и автор книги «Психология моды». «Мы быстро привыкаем к вещам, которые нам изначально понравились и сила первоначального удовольствия со временем истощается», — объясняет она. «Мода процветает на нашей потребности в новизне, и поэтому аренда — и другие варианты, которые позволяют нам иметь «новое для нас» — отличная альтернатива для удовлетворения наших потребностей».

Бизнес фэшн аренды опирается на изменение представлений о совместном использовании и подержанных товарах и пересмотре концепции «нового».

«Если вдуматься, в моде нет ничего нового», — говорит Тереза Басслер из Style Coach, которая призывает своих клиентов пользоваться услугами проката, когда это уместно. «Это просто представлено по-другому в другое время… новизна — это восприятие индивида».

Подписывайтесь на Telegram-канал РБК Тренды и будьте в курсе актуальных тенденций и прогнозов о будущем технологий, эко-номики, образования и инноваций.

Предпосылки и мотивация

Идея шеринг-сервиса возникла задолго до пандемии. Сооснователи платформы — друзья детства Иван Тарасенко и Егор Перевалов — работали в разных сферах, но сталкивались с одинаковыми проблемами.

Тарасенко начинал карьеру в тяжелой промышленности, после этого перешел в судостроение, а затем в космическую отрасль. При реализации крупных судостроительных проектов всегда было трудно найти компании, способные взять на себя работы, которые не выполнялись на предприятии, рассказывает он. Их искали разными путями — через интернет или знакомых. Часто не было возможности проверить надежность компании, и заказчикам приходилось верить потенциальному исполнителю на слово или опираться на информацию из различных баз данных. Нередко компании просто бросали работы, не закончив.

По словам Тарасенко, на некоторых предприятиях космической отрасли даже при их полной загрузке простаивало уникальное оборудование, в том числе различные прессы или оборудование для гальваники. Тем временем Перевалов наблюдал похожие трудности в гостинично-ресторанном бизнесе. К примеру, одному ресторану не хватало площади для открытия кондитерского цеха, а в соседнем заведении такой цех мог стоять без дела.

«В тот момент мы задумались: а почему у нас нет единой площадки для компаний, готовых давать предложения, делать заказы?» — рассказывают сооснователи. Работа над проектом стартовала на чистом энтузиазме. Тарасенко продал машину, Перевалов уволился с работы. И в мае 2019 года они приступили к реализации идеи.

Факторы, используемые при расчете затрат

(Фото: First National Consulting Group)

Терминология

В соответствии с соглашением о совместном использовании кода авиакомпания, которая управляет полетом (та, которая имеет эксплуатационные разрешения, слоты в аэропортах, планирует / контролирует полет и отвечает за услуги наземного обслуживания) обычно называется операционным перевозчиком , часто сокращенно OPE CXR, хотя термин IATA SSIM «управляющий перевозчик» является более точным. Причина этого заключается в том, что может быть задействован третий перевозчик, обычно в том случае, если авиакомпания, первоначально планирующая выполнять рейс, должна нанять субподрядчика для выполнения полета от их имени (обычно аренда с обслуживанием, то есть самолет арендуется с экипаж и все возможности для полета, обычно из-за ограничений вместимости, технических проблем и т. д.) В этом случае авиакомпания, перевозящая пассажира, должна быть назначена фактическим перевозчиком, поскольку именно она перевозит пассажиров / груз.

Когда рейс продается под несколькими обозначениями и номерами рейсов, как описано выше, рейс, опубликованный «Административным перевозчиком», обычно называют «основным рейсом» (в отличие от полета по код-шеринговому маркетингу).

Недостатки экономики совместного потребления

Минусов у шеринга немало – по крайней мере, на текущем этапе развития:
• противоречия и пробелы в законодательной базе;
• проблема безопасности и отсутствия гарантий;
• неопределенное будущее;
• отсутствие стабильности и страховки.

Совместное использование одних вещей поощряется обществом, но обеспечение свободного доступа к другим считается преступлением. К примеру, обладатели прав на книгу, как правило, не судятся с участниками движения по обмену книгами (буккроссинг, букшеринг). В то же время правообладатели сериалов, фильмов, программ и музыки часто доходят до судебного преследования.

Многие университеты открывают бесплатные или недорогие онлайн-курсы – инициатива, достойная похвалы. При этом абсолютное большинство мастеров, продающих мастер-классы, категорически не одобряют коллективную оплату.

Отдать свой ноутбук напрокат платно или бесплатно – это шеринг. Но если на ноутбуке установлено дорогое коммерческое ПО, разработчики которого скрупулезно отслеживают все проекты, созданные с помощью их программ – то это уже не шеринг, а преступление.

Раздавать Wi-Fi соседям бесплатно и без пароля – казалось бы, отличная благотворительная идея. Но если соседи любят скачивать торренты или что-нибудь похуже – отвечать придется владельцу роутера.

Тенденции экономики совместного потребления

  1. Неравномерные темпы роста. Для примера возьмем всем нам известную компанию Uber, завоевавшую доверие клиентов во многих странах мира. Цены на услуги такси в Uber более чем гуманные, что является причиной повышенного спроса. Однако среди потребителей все еще много таких, кто предпочитает комфорт и сервис на высоком уровне. Как долго компания сможет поддерживать баланс между надлежащим уровнем обслуживания и низкими ценами – пока этот вопрос остается открытым.
  2. Демографический фактор. Шеринг ориентирован в основном на молодых потребителей. А между тем в Европе, Америке и Японии доля пенсионеров увеличивается, рождаемость падает или остается на неизменном уровне. Таким образом, увеличивающееся количество пожилых людей, предпочитающих традиционную систему ценностей, может поставить под угрозу развитие шеринга.
  3. Проблемы государственного регулирования. Шеринг сложно поддается налоговому контролю (об этом мы еще будем говорить чуть ниже). В связи с этим возможно появление нормативных актов, регламентирующих налогообложение доходов от шеринга, что может вызвать повышение цен и как следствие – снижение спроса.

Крупные компании инвестируют в самокаты, а каршеринг меняется

С переходом на удалёнку причин покидать границы своего района стало меньше. Изменение привычных маршрутов привело к перераспределению клиентских потоков. Например, москвичи в 2020 году ежедневно совершали на 8,6 млн меньше поездок в общественном транспорте, чем в 2019-м, зато чаще пользовались такси и личным транспортом.

А если работать можно откуда угодно, то стоит ли вообще переплачивать за квадратные метры в мегаполисе? Урбанисты уже предсказывают массовый исход из крупных городов в небольшие.

Самокаты в городе

В новых условиях относительно хорошо дела идут у операторов аренды велосипедов, электросамокатов и скутеров — всего, на чём можно быстро объехать округу. Так, в конце апреля 2021 года стало известно, что голландский стартап GO Sharing, который сдаёт в аренду такой транспорт, привлёк около 60 млн долларов инвестиций для экспансии в Турцию и страны Европы.

Для России этот тренд тоже актуален: даже в условиях пандемии летом 2020 года кикшеринг Urent сумел получить от частных инвесторов 150 млн рублей. А весной 2021 года АФК «Система» вложила в него ещё 200 млн. Другой российский оператор аренды самокатов, Whoosh, в 2021 году получил 1,9 млрд рублей от ВТБ и банка «Открытие».

Сооснователь сервиса краткосрочной аренды электросамокатов lite Борис Голиков объясняет успех кикшеринга интересом и со стороны горожан, и со стороны бизнеса: «При путешествиях на небольшие расстояния электросамокат вполне может стать заменой автомобилю — современные модели способны развивать большую скорость и долго держать заряд. Кроме того, на фоне бума электронной коммерции растёт спрос на средства индивидуальной мобильности среди курьеров. В ближайшей перспективе этот тренд может трансформироваться в эффективное сотрудничество между сервисами кикшеринга и службами доставки».

Каршеринг по-новому

За время локдауна в России стало больше желающих купить личный автомобиль, а доля сторонников аренды, наоборот, уменьшилась. В 2020 году жители США, по данным Ipsos, стали чаще гуглить автомобили и заходить на сайты дилеров. А среди причин покупки нового авто первое место в общемировой выборке ответов заняли соображения безопасности.

Всё это заставляет рынок каршеринга меняться. Возможно, уже скоро привычная горожанам кратковременная аренда машин перестанет быть на нём главной опцией. Генеральный директор оператора «Ситидрайв» Алексей Сергеев рассказал Skillbox Media, что «в 2020 году сегмент долгосрочных аренд сильно вырос, у пользователей появился запрос на более безопасный и изолированный транспорт, машины были в аренде днями и даже месяцами». Сбер тоже запускает сервис долгосрочной аренды — взять автомобиль можно будет минимум на полгода. А Bloomberg предсказывает, что операторы каршеринга станут пионерами во внедрении беспилотных машин. У таких компаний уже есть опыт управления большим и разрозненным автопарком и сильный софт — всё это может стать их преимуществами.

Как изменился рынок модной аренды

Главное отличие сегодняшних сервисов модной аренды от их предшественников («салонов» с вечерними платьями и маскарадными костюмами) заключается в том, что теперь тут можно найти вещи каждый день. Во-первых, это поддерживает идею устойчивой моды и помогает не поддаться соблазнам масс-маркета, во-вторых, дарит радость обладания чем-то новым, красивым и уникальным без чувства вины за потраченную крупную сумму. В кризисный 2020 год легко понять, почему идея аренды одежды так соответствует духу времени.

Социальная экономика

Как изменилось потребление россиян и что с этим делать бизнесу

Бренды тоже обыгрывают идею шеринга, только немного иначе. На первом месте стоит не столько заработок, сколько следование модным среди целевой аудитории трендам. Из недавних ярких примеров: Levi’s с датской маркой Ganni (аккурат к Копенгагенской неделе моды) представили коллаборацию Love Letter — вещи из коллекции нельзя купить, можно только арендовать за $55 в неделю. Коллекция состоит из трех предметов, все они сделаны из переработанных винтажных Levi’s. Каждая вещь имеет специальный ярлык NFC (Near Field Communication), который покупатели могут отсканировать, чтобы получить информацию о предыдущих арендаторах и узнать, откуда были получены материалы и как вещь была сшита. Все поставки доставляются в многоразовой упаковке RePack, и каждый товар тщательно обрабатывается с соблюдением строгих и экологических методов этичного производства. Линейка стала продолжением проекта Ganni Repeat, который марка запустила в 2019 году. Это программа по аренде одежды на период до трех недель. Раньше она работала только в Дании, но в сотрудничестве с Levi’s Ganni распространяют ее на всю Европу и Америку

Таким образом компании хотят привлечь внимание к проблеме перепроизводства одежды и рассказать аудитории об альтернативных возможностях — апсайклинге, переработке текстиля и аренде одежды вместо ее покупки

«Идея заключалась в том, чтобы создать что-то, что носят многие, но никому не принадлежит»,  — говорит креативный директор Ganni Дитте Реффструп.

Своё ближе к телу

Аутсорс как форма шеринга тоже продолжает развиваться. Особенно в сферах, где нагрузка меняется в зависимости от сезона, например в ретейле.

«Я думаю, что в компаниях сохранится базовый штат: специалисты, менеджеры, самые ценные кадры, о которых имеет смысл заботиться и удерживать. А линейный персонал будут обеспечивать компании–провайдеры», — отмечает основатель GigAnt Денис Решанов.

Однако шеринг ещё не вполне прижился в России в силу наличия культурных барьеров. Ценность собственности и опасение пользоваться тем, что тебе не принадлежит, для современного человека остаются привычными.

«Использование чего–то в кооперации с другими — признак стартапа или небольшой компании. Шеринг пока говорит бизнес–партнёрам или клиентам преимущественно об экономии, а не об ответственном отношении к потреблению ресурсов. У части собственников, особенно старой закалки, также есть устойчивое предубеждение против шеринга. От этих установок сложно отказаться быстро», — резюмирует Мария Макушева.

Шеринг — это не модель бизнеса, а скорее его философия. Идея в том, что у одних людей есть ресурс или его избыток, который нужен другим. И этот ресурс нужно не приобретать, а иметь доступ к нему. Бизнесу необходимо использовать шеринговые инструменты — маркетинговые ходы, нестандартные подходы к привлечению специалистов, новые сегменты рынка. Кроме того, шеринг позволяет уменьшить расходы за счёт того, что бизнес не имеет ресурсы в собственности, но может получить к ним доступ. Толчок развитию шеринговой экономики дали цифровые технологии. Благодаря компьютерным технологиям развивается онлайн шеринговый бизнес. В Сети можно предлагать продукты и услуги, пользоваться ими, вести учёт и контроль. На мой взгляд, за шерингом будущее. Ввиду ограниченности ресурсов главным становится не владение, а возможность использования. Это вопрос децентрализации, устранения вертикальных регулирующих структур, развития горизонтальных связей между людьми. Краудфандинговые платформы (использование шеринговых финансов) достаточно широко используются и уже показали свою эффективность. Краудфандинг прежде всего помогает развивать инновационный бизнес. Как правило, таким компаниям сложно получить традиционное финансирование из–за больших рисков для инвесторов

Считаю, что молодым предпринимателям необходимо обратить особое внимание на шеринг во всех областях.

Игорь Люкевич

Доцент высшей инженерно-экономической школы СПбПУ

Шеринговая экономика построена на динамическом масштабировании. Чем больше заказов, тем больше требуется ресурсов (машин, курьеров, оборудования). Если объём заказов сокращается, должна сократиться и инфраструктура. В основе большинства проектов стоит оператор (IT–сервис), который эффективно соединяет клиентов и владельца продукта. Инфраструктура таких операторов почти всегда построена в облаках, чтобы расти и уменьшаться строго вместе с ростом объёмов. Сервисная модель внедрения инноваций позволяет бизнесу получать готовые элементы инфраструктуры или процессов.

Леонид Аникин

Директор по развитию «Mail.ru Цифровые технологии»

Тема шеринга намного разнообразнее и глубже, чем представляется на первый взгляд. Помимо шеринга вещей набирают популярность шеринг ПО, жилья в виде уже ранее существовавшего формата «коммуналки», но с другой тональностью (коливинги). Наш маркетплейс можно рассматривать как шеринг трафика и заказов (клиентов привлекаем мы, а продажи получают наши продавцы). Для бизнеса, который только начинает свой путь, это хороший способ быстро принять решение, стоит ли развиваться в этом направлении, оценить потенциальные риски. Стоимость услуг шеринговых сервисов будет расти, и со временем компании, их предоставляющие, могут стать монополистами.

Павел Смирнов

Руководитель проектного офиса маркетплейса «Сбермегамаркет»

Что посмотреть

На деловой онлайн-сессии «Как девелоперы и коворкинги могут использовать последствия пандемии» (18 июня 2020 года) представители рынка недвижимости обсудили свои проекты по развитию гибких офисов, концепцию «работа в шаге от дома» и перспективы премиальных коворкингов в регионах. Руководитель управления коммерческой недвижимости ГК А101, Оксана Моисеева анонсировала первый коворкинг Easy Busy в составе жилого квартала. Антон Утехин, сооснователь и СЕО сети офисных сервисов Names, поделился сметами организации гибкого рабочего пространства.

Больше информации и новостей о трендах шеринга в нашем Telegram-канале. Подписывайтесь.

Сначала коротко

Ситуация: Совместное потребление позволяет коллективно пользоваться товарами и услугами. В этом случае их не нужно приобретать в собственность. Можно обмениваться, брать или сдавать в аренду. Однако готовы к такому не все. Что же влияет на приверженность шеринг-экономике?

Люди: Оказывается — возраст. А точнее — принадлежность к определённому поколению. Если вы из «поколения X», то вам важна личная собственность, социальный статус и минимум хлопот. Если же вы зумер, то вы за экологию, но совместное потребление вызывает у вас брезгливость и опасения, что обманут. А вот если вы миллениал, то шеринг-экономика для вас — лучшее решение!

Workforce-шеринг и новые партнерства

Коронакризис в очередной раз продемонстрировал бизнесу, как важна гибкость и насколько хрупкими могут оказаться на первый взгляд стабильные системы. Во время вспышки коронавируса дорогостоящие офисы стояли пустыми, принося только убытки. Сформированные цепочки поставок нарушались, на одних рабочих направления возникала нехватка рабочих рук, а на других — избыток сотрудников. 

Пандемия подстегнула переход к распределенным моделям бизнеса: передача дел на аутсорс, workforce-шеринг (временное перераспределение сотрудников из менее загруженных сфер бизнеса в более нуждающиеся в рабочей силе). 

Во время пандемии компании, которым нужны были дополнительные сотрудники (сервисы доставки, онлайн-магазины), принимали на временную работу людей из наиболее пострадавших от коронавируса отраслей. Например, «Магнит» заявил о готовности предоставить временные рабочие места сотрудникам «Шоколадницы», KFC и Burger King. 

Согласно данным Gartner, треть компаний за время пандемии отказались от постоянных сотрудников в пользу внештатных (фрилансеров или консультантов, нанятых на конкретный проект). Всеобщий вынужденный переход к удаленному формату работы спровоцировал ускорение перехода к гигономике (экономике свободного заработка) в широком смысле — от фриланса через сервисы uber-типа до найма высококвалифицированных сотрудников на временные проекты или позиции, которые предполагают частичную занятость.

Это выгодно и работодателям, и сотрудникам. Первым это дает возможность рациональнее распределять ресурсы, а вторым — успешно сотрудничать сразу с несколькими компаниями по разным проектам. 

Например, «Яндекс.Такси» в разгар пандемии активно развивал сервис доставки, переключая на это направление водителей, у которых снизилась загрузка из-за падения спроса на поездки. Как рассказал нам руководитель B2B-направления компании Евгений Синельников, в этих условиях партнерства, о которых раньше велись бы переговоры месяцами, заключались за недели. Когда магазины перестали справляться с доставкой своими силами, экономика совместного потребления снова спасла ситуацию. 

Экономно, мобильно, экологично

В чем секрет успеха? Главный фактор — возможность сэкономить. Шеринг-платформы позволяют заказывать услуги существенно дешевле, нежели бизнес, работающий по традиционной модели (например, таксопарки, отели, центры ремонта). Также они предоставляют источник дополнительного дохода тем, кто готов самостоятельно оказывать услуги. Таким образом, речь идет об устранении посредников (традиционных компаний) между потребителем и поставщиком услуги.

Второй важный фактор — скорость оказания услуг и огромный выбор. Срок ожидания автомобиля, заказанного с помощью онлайн-сервисов, сократился до нескольких минут. Турист, ищущий в городе N место, где можно остановиться, с помощью шеринг-сервиса подберет вариант по своему бюджету, даже если все отели слишком дорогие или уже забронированы.

Третий фактор — эффективное использование ресурсов и снижение воздействия на окружающую среду. Правительство Москвы уже использует это качество шеринг-сервисов для снижения нагрузки на дорожную инфраструктуру. Москва развивает шеринг велосипедов и автомобилей, которые можно взять в краткосрочную аренду в разных точках города. По данным международного исследования PwC, более 80% пользователей считают, что шеринг-сервисы помогают экономить и заботиться об окружающей среде одновременно.

Как работает система sharing economy?

Теоретической основой sharing economy является прямое (или пиринговое) взаимодействие производителей и конечных потребителей товаров либо услуг. Производители (или владельцы) благ получают дополнительный доход за счёт прямого доступа к конечным потребителям, клиенты экономят благодаря исключению посреднических комиссий. Например, клиент приехал в командировку на три недели и планирует арендовать автомобиль. Если гражданин пользуется стандартной схемой аренды автомобилей, ему необходимо обратиться в салон, оплатить гарантийный взнос, посуточную аренду по тарифу, а также оформить страховку. Если сотрудник компании воспользуется sharing economy, обратившись к частным автомобилистам или оплатив такси, расходов на страховку и залог можно избежать. Модель совместного потребления приносит выгоды всем сторонам данной сделки.

Производитель (либо текущий владелец) товаров и услуг. Собственник ликвидного актива получает дополнительную прибыль, компенсирует амортизационные затраты и повышает деловую репутацию, предоставляя товар в аренду. Например, профессиональный электрик владеет набором дрелей и перфораторов для выполнения заказов и предоставляет инструменты в аренду друзьям и коллегам. Арендные платежи от клиентов позволяют чаще ремонтировать и обновлять инструменты, повышают уровень регулярного дохода специалиста. Если собственность используется редко, с помощью sharing economy можно окупить затраты на её хранение. Например, собственник базы отдыха в Карелии владеет пятью лодками, которые можно использовать только в летний период. Предоставляя лодки в аренду, собственник окупает затраты на их хранение в течение остальных девяти месяцев.

Посредник (либо сторонний сервис), связывающий стороны сделки. Владелец онлайн площадки или офлайн сервиса проката связывает конечного потребителя и владельца актива, оформляет сделки, гарантирует качество товара (для потребителя) и своевременный возврат средств (для собственника актива). Доход посредника состоит из фиксированных комиссионных отчислений сторон сделки и платежей за размещение рекламы. Например, площадка бесплатных объявлений Авито позволяет сдать или взять в аренду недвижимость, транспорт, технику, одежду, получить консультационные услуги в различных отраслях. Клиенты пользуются Авито бесплатно, собственники активов оплачивают регулярное обновление и повышение объявлений в результатах поиска. При размещении объявления администрация Авито требует указать полную техническую информацию, фото или видео объекта, также действует система отзывов. При возникновении спорных ситуаций клиент или владелец актива может подать жалобу и попросить вернуть потраченные средства.

Конечный потребитель товаров и услуг (или клиент). В модели sharing economy пользователь выбирает сервисы или продукты, регистрируясь на бесплатных площадках. Как правило, общение с владельцем или производителем проходит напрямую, стороны сделки могут обговорить нюансы купли-продажи неофициально. Например, турист планирует поездку в Париж и хочет арендовать квартиру через сервис Airbnb, выбрав подходящий объект недвижимости. После регистрации на бесплатной платформе и выбора нужной квартиры клиент связывается с собственником напрямую, задаёт возникающие вопросы и договаривается о порядке оплаты. С точки зрения конечного потребителя, модель sharing economy позволяет снизить расходы на официальное оформление сделки, учесть индивидуальные предпочтения (например, возможность проживать с домашними животными). При оплате услуг (например, аренда недвижимости, прокат автомобилей) клиент может выбрать наиболее подходящую цену, при покупке или аренде товаров (например, спецтехника, спортивное снаряжение) возможно получить дополнительные скидки.

Быстрое распространение модели sharing economy на мировом рынке объясняется двумя факторами, технологическим и ценностным. Во-первых, с точки зрения выпуска и продажи товаров (услуг) прямое взаимодействие производителя и конечного потребителя уменьшает сопутствующие расходы на посредников. Например, крупный производитель косметики продаёт готовую продукцию через онлайн платформу Авито, выполняя заказы конечных пользователей и экономя на дистрибьютерской сети. Во-вторых, с точки зрения конечных пользователей ценность владения (покупки) дорогостоящими активами снижается. Например, молодая семья не располагает средствами для покупки летнего загородного дома, однако может арендовать благоустроенный коттедж без ущерба для бюджета.

Как к фудшерингу могут присоединиться сетевые ретейлеры?

Рудольф: В Европе около 15 млн людей пользуются фудшеринг-приложениями, а многие магазины отдают еду, у которой скоро закончится срок годности, совершенно бесплатно, но в России с этим есть несколько сложностей:

  1. количество людей, которые знают о фудшеринге или занимаются им, намного меньше, чем количество продуктов, которые есть в российских сетевых магазинах;
  2. очень сложно оцифровать всю информацию о товарах, которую необходимо предоставлять по закону.

Сейчас большинство крупных мировых компаний готовы уменьшать количество отходов: например, делать специальные продукты из «уродливых» фруктов и овощей. В России работа с фудшерингом только развивается, но уже в скором будущем инвесторы будут вкладывать деньги в подобные эко-проекты.

Александра: Несмотря на то, что с ретейлом мы не сотрудничаем, многие люди заключают индивидуальные договоры с сетевыми продуктовыми: например, можно в определенный срок забирать продукты, у которых кончился или скоро кончится срок годности на складе магазина. Система везде разная: где-то нужно платить за количество килограмм, где-то — за количество вывозов. Обычно люди объединяются и делят сумму и количество продуктов поровну. Конечно же, стоит понимать, что качество зависит от бренда и типа магазина: некоторые отдают продукты хорошего качества, а некоторые отдают испорченные товары. Так как по закону магазины не имеют права продавать просроченные продукты, они заключают договор с утилизирующей компанией и эта компания уже продает покупателям.